ironichna_osoba: (Мыша)
Написанный в фейсбуке, этот пост нашел своих традиционных читателей, которых не раздражает моя склонность к морализаторству (которая раздражает даже меня) и поучительный тон.

Написанный и перепощенный вконтакте, он нашел своих читателей, реагирующих на слова-раздражители и бросающихся опровергать.

Но я напишу его и здесь, потому что... потому что. Может, в мире останется на одного человека больше. А может, мне просто очень надо выговориться.

Read more... )
ironichna_osoba: (Мыша)
Чем дальше, тем больше укрепляюсь в ощущении, что любовь к людям как вот этим конкретным существам и любовь к человеку как идее - обратно пропорциональны друг другу.

Я не очень-то люблю абстрактных людей (да, я причисляю к ним и себя). По мне, это довольно примитивные существа, у которых едва ли нарос за тысячелетия тоненький слой морали и культуры, а под ним - бездонное количество простейших и не самых приятных инстинктов. Всё, что они любят, они сразу хотят сделать лично своим, не заботясь, выживет оно от этого или нет. Если у соседа лучше - отобрать. Зависть, подлость, ненависть - пробуждаются легко и практически по щелчку. Тотальное нежелание брать на себя ответственность и радостное делегирование хоть черту-дьяволу, только чтобы кто-то другой думал и получал по шапке в случае неудачи. При этом жажда власти и тщеславие - быть лучше, сильнее, круче - даже если для этого надо оппонента втоптать в грязь. Вот примерно такой набор.

И благодаря этому люди - которые настоящие, конкретные, рядом обитающие - не перестают приятно удивлять. Я смотрю на них и думаю - Господи, откуда же в вас берётся это самопожертвование, доброта, милосердие, это творчество, эта сила духа, эта несгибаемость перед злом? Какие вы прекрасные!

С другой стороны, сколько же я знаю любителей идеи Человека, которые каждый день разочаровываются в окружающих, не дотянувших до идеала и только непрерывно порочащих себя и этот светлый образ. Тот же набор, только с обратным знаком.

Выходит, чтобы любить людей, лучше их не любить.

А еще лучше дорасти до того невероятного уровня, когда оценочные суждения тебе больше не нужны.
ironichna_osoba: (Мыша)
Мир плетётся по кругу, как будто посажен на цепь
Только время и новости точно сорвались с цепи
Мы стоим у окна, и в глазах моих стелется степь
И летит самолет, и обломки ложатся в степи

Мы идём, говорим, обнимая ладонью ладонь
Лето давит к земле, воздух липкий и просит грозы
Всё как раньше, но с первым раскатом вдали, за окном
Самым краешком мозга ты думаешь - гром или взрыв?

В холодильнике сыр, помидоры, бутылка вина
Я готовлю нам ужин, в наушниках тлеет De-Phazz
Всё как раньше, и только внутри поселилась война
С нами всюду война, как заноза, застрявшая в нас
ironichna_osoba: (Мыша)
Вообще когда доходит до того, чтобы написать про мои последние три недели в жж, всё время тянет на нестройные стихи. Но стихи это долго, и получается что-то примерно такое:

Третий день, как в туннеле был виден далекий свет.
Говорить, волноваться, работать - запрещено,
Есть четыре песочного цвета стены, окно,
Череда медсестер, говорящих и делающих одно -
И узоры на шторе, чтоб было на что смотреть.
Я учусь созерцать и молчать, я умела, но
Разучилась за эти недолгие восемь лет.
Всё же было зачем покупать мне велосипед.

Ну и так далее.

Вообще сотрясение мозга, в условиях, когда ты летишь с велосипеда в плохо освещенном туннеле в час пик - я имею в виду, сотрясение мозга и всё - ни переломов, ни каких-то непоправимых штук, - это можно считать везением. Велосипед вообще остался цел, содранная кожа на сидении - не в счет, в конце концов, кожу на руках и лице я тоже хорошенько ободрала, а кеды погибли безвозвратно - оказалось, что ногой я разогнула шип на педали.
Воспоминания так и не вернулись. Я по-прежнему помню въезд в туннель и следующим эпизодом уже скорую помощь. Это интересно. Потому что все свидетели говорят, что я была в сознании. В. даже успел поговорить со мной по телефону.
Read more... )
ironichna_osoba: (Мыша)
Представьте, что вы - двоечник. Но вас хвалят и называют умным мальчиком, потому что ваш брат - отличник, а вы же с ним родня. Более того, вы сами испытываете по этому поводу некоторую личную гордость.
Странновато, да?
Но почему-то это перестает быть странным, когда масштабы увеличиваются до размеров страны. Какой-то человек, которого связывает с вами только одинаковое гражданство, побеждает в международном песенном конкурсе, или на олимпиаде, или, к примеру, семьдесят лет назад в войне - и вы чувствуете: мы победили. Мы.
Нет, мне это тоже близко и знакомо, это наше общечеловеческое наверное, но всё же - разве это не абсурд? Что в этом "мы" сделали вы или я? Ничего. Посидели возле телевизора, например.
Мы используем наших великих соотечественников чтобы меряться с другими народами их количеством и величием, и радоваться причастности, которой на самом деле нет.
А представляете, как круто было бы, если бы дела обстояли совсем по-другому. Если бы количество и величие выдающихся представителей нашего народа ставило планку перед нами. То есть вот ты англичанин к примеру, твой народ подарил миру литературу, музыку и науку, равных которым - поискать. Тебе с рождения задана высоченная планка - попробуй-ка, не опозорь собой такую крутую нацию.
Твой дед воевал и защищал родину, а потом еще выучился в университете, всю жизнь пропахал на заводе по распределению вдали от родных и никогда не жаловался на жизнь. Помни, но есть ли тебе чем тут гордиться? Тебе тут тоже планка огого какая поставлена. Попробуй, дорасти.
Или русские - им вообще непросто: один Гагарин чего стоит, а сколько еще величайших людей в мире было у них.Одним словом, здорово было бы, если бы был такой интенсивный (читай: направленный вовнутрь, а не наружу) нацонализм - когда не существует сравнительной шкалы с другими народами, а только тебя с твоим собственным.
ironichna_osoba: (Мыша)
подстрочный перевод с несуществующего языка

Я была человеком, который бежит сквозь тёмные коридоры в плохом сне.
Я была человеком, который бежит, потому что слишком устал чтобы останавливаться и думать.
Я была человеком, который лежит на отмели после шторма
И не может разжать пальцы, вцепившиеся в песок, и слушает, как дрожит каждая мышца
И тихие волны. И редких чаек. Человеком, которому тепло от солнца, уткнувшегося в голую спину.
Я была затем человеком, свернувшимся в комок под одеялом в комнате, которую давным-давно пора бы убрать.
И чемоданом, потерявшимся в аэропорту (и теперь его перекладывают с рейса на рейс тысячей неверных маршрутов).
Я вышла однажды утром из дому в глухую беспросветную сирень, и с той поры
Не могу быть никем
Кроме облака
Я смотрю вниз на своё тело, руки, ноги
И вижу белый неплотный пар.
Я не знаю кто я,
Знают только лежащие в траве дети,
Которые смотрят вверх
И спорят: зайчик я, или остров, или дракон.
ironichna_osoba: (Мыша)
я удалю себя с фейсбука
я брошу в реку телефон
и навсегда уедем к маме
полупустой рюкзак и я
ironichna_osoba: (Мыша)
Весна в этом году - острая. Такая острая, что выходя из дому, о воздух можно рассечь скулу или пальцы. Он прозрачный и тонкий, и девятиэтажки, вычерченные солнцем до последней щербинки в бетоне, последней сырой полосы - девятиэтажки, всегда бывшие только фоном для дороги к метро - вдруг обретают в нём вес, объем, форму, они перестают сливаться в один многооконный подслеповатый картон, каждая стоит трёхмерной глыбой, надвигается из пространства, наклеенная на ярко-зеленую траву и ярко-чёрную землю, как на макете или коллаже. Весь мир до самого метро заполнен этими отяжелевшими шершавыми девятиэтажками, и сверху, вокруг, внутри - воздух. Деревья совершенно особенные, чёткие, угольные, чертят на стенах, дорожках, проезжающих автобусах свои тени. И ты идёшь, и ты смотришь на это всё, и ты самый несчастный человек на свете, потому что совершенно не умеешь рисовать, и точно получится совсем по-другому, а фотография такого не удержит. И приходится писать, чтобы сохранить всё это в себе ещё хоть на чуть-чуть. И я пишу: "Весна в этом году - острая. И хочется запустить её настолько, чтобы она стала хронической."
ironichna_osoba: (Мыша)
В детстве мне не хотелось быть взрослой. Я была абсолютно уверена, что я и так очень взрослая. Не доказательно-показательно взрослая, вроде "буду гулять до трех и никто не запретит", а просто с-тяжелым-осознанием-взрослая, вроде привычки давать советы людям старше себя, имея при этом усталый вид и умудренный взгляд (ха-ха).

Теперь мне двадцать пять, по детским меркам - почти сто. По дороге домой из супермаркета я каждый раз отгрызаю горбушку у хлеба. Стоя у касс в 80% случаев с огромным удовольствием разрешаю себе какой-нибудь дурацкий батончик с нижней полки. Ем на завтрак шоколадные шарики "Несквик", с молоком или без молока. Ложусь спать, когда захочу (вернее, когда смогу, но бессонницы тоже с детства, привычка), и - что самое главное - встаю, когда захочу.

И понимаю, что очень многое из того, что в семь лет характеризует для нас "быть взрослым", на самом деле - "быть ребенком, которому можно" в чистом виде.
ironichna_osoba: (красная шапочка)
Осенью мысли в голову входят глубоко и вязко, как медленные пули в голивудских боевиках.
Независимо от количества людей вокруг и суетливого сентябрьского "срочно", осенью тебя словно выбрасывают в камеру-одиночку, где ты остаешься наедине с собой. Вы не виделись с начала весны, может, даже с прошлого декабря - и вместе вам катастрофически неуютно. Вы даже пытаетесь переждать какое-то время, делая вид, что не замечаете друг друга. Но дождь идет, и время идет, и никуда не торопится, и вы сперва коротко, а потом смелее и дольше смотрите друг на друга, и часто это зрелище абсолютно невыносимое. Воротник становится узок, роящаяся вокруг толпа людей не понимает, что же это вам вдруг не по себе. Но для вас их нет, они звучат приглушенно, как из-за толстого стекла или снаружи глубокого колодца, внутри которого - только вы, смотрящие на себя.
Как вынести себя? Что сказать себе, если врать нельзя и не получается? Чем оправдываться? Что обещать? Куда бежать?
Словно всем вокруг рассказываешь, какой твой ребенок отличник и как здорово ему живется в другом городе с бабушкой, и сам уже веришь в это, и вдруг ты в этом городе, лицом к лицу со своим заброшенным, истосковавшимся ребенком, и ты должен смотреть ему в глаза. Ему ты уже не расскажешь, как ему на самом деле хорошо. Ему - точно не сможешь.
И что ты ему скажешь?

Остается только обнять его и не плакать. Вернее, себя. Тощего заброшенного себя, которому можно уже не врать ни про "книги в другой раз", ни про "успешную работу", ни про семью, "которая на самом деле тебя любит", ни про город у моря. Потому что ты-то про себя точно знаешь, что ты сделаешь, а что - можешь только обещать.

Не начинайте, главное, пить со своим я. Лучше найдите того, с кем вы давным-давно одно, и побудьте наедине с собой вдвоем.
В этой камере-одиночке всегда уютнее вдвоем.

Хорошего всем сентября.
ironichna_osoba: (Мыша)
Лучшие летние вечера всегда в августе. Стоишь на московском мосту, и прямо чувствуешь, как лето уходит, за солнцем, скользит по лицу, волосам, пальцам на шершавой балюстраде. Вода белая-белая, в небе еще светло, а вокруг уже сумерки. Едешь в этих сумерках вдоль озер на оболони, разгоняешь велосипед сквозь запах воды, стрекот лягушек и редкую мошкару, и когда заезжаешь во двор, как раз включают фонари.
Вроде бы ничего этим летом не произошло. И особо нечего будет вспомнить. Воспоминания с возрастом вообще теряют метки и сливаются в один бесконечный год, не разобрать, каким именно летом это было. Но какое же оно было счастливое. И ещё даже есть.
Ещё целых тринадцать дней есть.

Вообще, появление велосипеда многое поменяло, как ни странно. Худой, нелепо-конфетного цвета, жесткий аж до нервности, и в то же время такой чуткий и плавно набирающий ход, он стал спутником, которого мне всегда не хватало, и которых я получала только изредка, да и то ненадолго - спутником для молчаливых прогулок, когда вам обоим всё понятно, и говорить можно время от времени, чтобы слышать голос друг друга, а пока пусть лучше говорят музыка и город.
И город говорит, он заговорил совсем по-другому, раскрылся под каким-то новым незнакомым углом, и под этим углом снова оказался любимым, в который раз. Мы с велосипедом считаем ямки и трещины на его тротуарах, некоторые уже запомнили наизусть, любим его мосты и даже привыкли к его бесконечным холмам, взлётам и падениям. Даже падениям).

Так нестройно-хорошо на душе, что хочется слушать только плеер, не открывать рабочей почты и не разговаривать с печальными людьми. На самом деле это очень знакомое чувство. Это чувство конца летних каникул, словно первое сентября, как раньше, будет тем рубежом, за которым нужно сосредоточиться и не улыбаться по пустякам. Хотя сосредоточиться нужно уже сейчас. Но эти мысли я гоню. Для них еще будет сентябрь.
ironichna_osoba: (Мыша)
Очень не люблю, когда "мы в ответе за того, кого приручили" применяют к человеческим существам.
Надо сказать, в детстве я искренне верила в это утверждение, и всякий раз вера моя оборачивалась какой-нибудь извращенной формой рабства дружбы, когда ты уже и сам не рад, что кого-то приручил, но теперь же ты в ответе, так что хочешь-не хочешь - или терпи, или ты сволочь. К двадцати пяти прошло, но искоренить это из себя было тяжело, лис всячески вгрызался в меня, как в спартанского мальчика, и твердил, твердил про ответственность.
С возрастом стало всё больше вериться, что мы в ответе за щеночков (подставьте беззащитное существо на свой выбор) которых мы приручили. И за усыновленных или собственных детей - поскольку это был наш выбор. А вот независимые двуногие не могут быть приручены без их в этом непосредственного участия. Поэтому мне кажется, стоило бы верить в такую истину: "Мы в ответе только перед собой за то, чтобы оставаться человеком, со всеми вытекающими последствиями".

P.s. у меня есть по крайней мере трое читателей, которые в силу своего характера и наших отношений могут принять это высказывание на свой счет. Это не про вас.
ironichna_osoba: (Мыша)
я посадил за пропаганду
семнадцать розовых кустов
ironichna_osoba: (Мыша)
Тут был длинный пост про моё отношение к теме пропаганды гомосексуализма. Я убрала его в крайне далекий ящик для того десятка человек, который, как мне кажется, готов читать эти бесконечные простыни моего подсознания, хоть я люблю их и не за это. А здесь оставлю короткое резюме.

Очень жаль, что в нашем диком мире у людей возникает необходимость ходить по улицам и кричать о том, с кем они спят, и доказывать, что это - нормально. Такой необходимости у людей быть не должно. Потому что государство должно беспокоить совсем другое. А с кем спят его налогоплательщики, это уж не его дело.

Человек имеет право на свою позицию. Он имеет право быть ярым гомофобом. Да, это его гражданская свобода.
А вот оскорблять другого такого же гражданина и наносить ему физические увечья человек, независимо от причин этого порыва, не имеет, ибо это противозаконно. Вот за чем стоило бы следить государству.

Разжигатели этой глупой бессмысленной розни сами приводят к тому, что неопределившийся в своей сексуальной ориентации подросток лет четырнадцати-пятнадцати, еще только заподозривший себя в любви к одному с собой полу (что не так и редко случается с подростками) получает клеймо и идет на баррикады. Так что гомофобы пропагандируют гомосексуальность не меньше, чем лав-парад.

И ещё. Каждый из нас, просто воспитав своего ребёнка с пониманием, что любовь к другому человеку - это замечательно, а ненависть и насилие - совсем нет, сделает для толерантности куда больше, чем любые законы или манифестации. Какая разница, что говорит тебе правительство, если ты вырос с осознанием того, что сексуальные ориентации бывают разные и в этом ничего особо страшного нет, а вот в мракобесии как раз страшного много, и с ним нужно бороться?

Вот примерно такие дела.
ironichna_osoba: (Мыша)
Чем моложе человек и чем он старше - тем суевернее. А между двумя этими долгими периодами есть момент, когда он уверен, что его жизнь зависит только от него самого, и он все держит под контролем.
ironichna_osoba: (Мыша)
Одни умирают, другие живут
А мы не становимся старше.
Одни засевают, другие пожнут,
И память их высекут в марше.
А мы не взрослеем, нам столько же лет
Как в самую первую встречу.
Одни оживают, других больше нет,
Их больше не лечат.
Пойдем до причала, стоять у воды
А после - по тем же аллеям..
Одни ждут победы, другие беды,
Лишь мы не взрослеем.
ironichna_osoba: (Мыша)
Первое апреля. Говори людям правду и улыбайся. 
ironichna_osoba: (Мыша)
на переднем сидении ехать к холодному морю
чтоб водитель молчал и курил и играло "Road tripping"
чтобы зябкий февраль пробирался туманом сквозь окна
чтоб мелькали огни пролетающих мимо машин. 

в полусне, в четверть третьего, глядя в ночную дорогу
сквозь сиреневый дым сигаретный и думать... не думать,
просто слушать хорошую песню и быть благодарной
за нее и за скорость и то, что водитель молчит.

сквозь скелеты деревьев ритмично далекие окна
замелькают и стихнут и снова надвинется черность,
я зачем-то открою окно и подставлю ладони
ледяному потоку и спрячу, чтоб еле согреть. 

в предрассветные сумерки выступят темные горы
через час рассветет и уже за чертой перевала
я увижу его, темно-серым, огромным, холодным,
проникающим в кожу, совсем неземным в феврале. 
ironichna_osoba: (Мыша)
Есть вечный спор, который никогда ни к чему не приводит, потому что одна сторона искренне в бешенстве, а другая совершенно не понимает, в чем тут конфликт. 
Спор про авторство.

Чаще всего, человек, который никогда не создавал ничего сам - действительно вынутого из души, сложносочиненного - или же удачно пойманного, как в случае с некоторыми снимками - не способен прочувствовать, в чем суть и зачем вообще нужно указание авторства. Для него это - очередной снимок или очередной текст. Это же просто набор слов, ну какая разница? 

С другой стороны, человек, который хоть раз написал, нарисовал или снял что-то стоящее и значимое (да хоть бы даже и только для него самого) - никогда не поймет, как можно считать, что это просто буквы, что нот только семь и все уже выдумано до нас, а значит, можно никакого авторства нигде и не ставить. 

Это спор слепого со зрячим на тему "что такое белый цвет". Хоть убейся в лепешку, ты ничего не сможешь объяснить. 

В первый раз я столкнулась с этим чувством, когда решилась-таки опубликовать свои стихи в интернете. Среди них, как оказалось, были и хорошие стихи. А были и не очень хорошие - часто это понимаешь по тому, в каких кругах они приобретают популярность. Хотя, как сказал один умный человек, суть не в том, что стих плох, а в том, что он хорош - а значит, работает на многих уровнях и понимают его люди разных мыслительных систем. Например, барышни с лирушечки, любители страз, глиттера и гифок с розами. Которые внезапно лишают твой стих авторства, зато добавляют к нему троеточия в каждой строке и заглавные буквы. Спасибо. 

Но в полной мере ощущение это, само собой, проявилось после появления в моей жизни пирожков. Надо сказать, что действительно хорошее четырехстишье в заданных жанром правилах написать не так и просто. Но эта сложность абсолютно не читается теми, кто никогда не пробовал. Им кажется, что рифмы нет - значит легко. Что короткое - значит легко. Хокку, очевидно - тоже очень легко, набор бессмысленных фраз, и только. Ну а с пирожком хуже, чем с хокку - потому что зачастую пирожок - это ирония или абсурд (переводя на язык среднестатистического пользователя сети - ржака). И воспринимается он именно на этом уровне - на уровне анекдота.

Второй особенностью является мнимая условность авторства пирожка. Подписан он, по традиции, ничего не говорящим ником, а значит (в сознании все того же среднестатистического пользователя) - анонимен. То, что пирожки пишет не один и не тысяча человек, а некоторое количество авторов, у каждого из которых есть свой стиль, взгляд, характер - это не берется в расчет. Пушкин, Маяковский и Гомер - все трое писали стихи. "Так зачем указывать авторство - это же все стихи? Или не?" - как бы говорит нам товарищ юзер. Да, дорогой товарищ, это все стихи. 

И вот получается, что твои произведения (отбросим уже тот факт, что их мало кто считает за произведения) многократно обезглавливают, меняют местами слова, добавляют знаки препинания, большие буквы, пишут в строку на дуракцих Аткрытках, даже пытаются присвоить и опубликовать под чужим именем. И ты, полный праведного гнева, убиваешься в этом самом гневе о глухую стену непонимания. Человек, укравший твою сумочку, понимает, что он вор. Человек, укравший твою идею - не понимает. Это же идея, они же носятся в воздухе. О чем тут говорить? 

Само собой, авторы пирожков производят в таких дискуссиях впечатление умалишенных истеричных существ, сражающихся вообще непонятно за что. За вот эти четыре строчки? Да велика ли примудрость! Я вас прошу! Тоже мне, "Евгений Онегин"! В свою очередь и авторов тоже можно понять, если ты сам автор хоть чего-то. Потому что обидно. Потому что твоего ребенка только что изуродовали и отобрали, и его матерью теперь считается бездетная и бесплодная Марфа Петровна, а ты ему никто. Марфа Петровна, в свою очередь, думает - да детей рожать это ж элементарно, и детей этих тысячи - чего ты взъелась-то? Еще родишь - сложно что ли? 

И ты, как автор, даже не сможешь обидеться и показать, что станет с миром, в котором не останется людей, "генерящих контент", а останутся только те, кто могут его переваривать и перепощивать со стены на стену. Потому что, с копирайтом или без, нормальный автор не может перестать писать насильно. Это что-то немного посильнее его воли. И мне искренне жаль, что кто-то этого никогда не почувствует. 

Такие дела. 
ironichna_osoba: (книги)
Если понаблюдать за человечеством на том маленьком фрагменте, который мне доступен, можно прийти к выводу, что брак, как форма сосуществования людей, готовится к отходу в небытие. 
Вспомните, сколько детей разведенных родителей было в вашем классе. А в классе ваших родителей? А сколько будет таких в классе ваших детей? Думаю, ребенок с полной семьей к одиннадцатому классу непременно окажется белой вороной. И при словах "в горе и в радости, пока смерть не разлучит вас" будет испытывать отнюдь не благоговение. 

Это не кризис. 
Это время смены модели, когда одна уже устарела, а другая еще не вошла в употребление. И боюсь, переходной период затянется дольше, чем на нашу с вами жизнь. 
Дело, как мне кажется, в следующем: основной функцией брака всегда было выживание. Представьте себе человеческое общество хотя бы два века назад. У мужчины и женщины кардинально-разные социальные роли. Это норма. Они - как правый и левый ботинок. Для нормального существования необходимы обе составляющие. Не только мужчина женщине, как защитник, добытчик, и так далее, но и женщина мужчине - как управительница внутренними делами семьи, как единственная возможность законно и с сохранением всех социальных привилегий продолжить род, как защита - только уже с тыла. Иначе - это уже отклонение, исключение из правил. Поэтому и однополые браки, а уж тем более их легализация - мысль совершенно несоизмеримая с реальностью восемнадцатого или даже девятнадцатого века. Кто станет ходить в двух правых ботинках? Это нонсенс. 
Но за последние полтораста лет все стремительно изменилось. Чтобы выжить больше не нужно двоих. Нет такой роли, которая безраздельно принадлежала бы только одному полу. Не говоря уже о том, что и пол перестал быть определением, получаемым от природы раз и навсегда. Сейчас ты не просто можешь выжить один. Тебе, отчасти, легче выжить одному. А значит, брак потерял свой самый основной стержень. 
Но означает ли это, что человек теперь станет выживать исключительно в одиночку?
Вряд ли. Может быть, пока - но, вероятно, еще долгое время человек будет тяготиться одиночеством, даже изо всех сил отстаивая свою свободу и личное пространство, ставшие в последнее время воистину культовыми понятиями. 
А значит, он все-таки будет искать себе пару (тут хочется сыронизировать про пару-тройку, однако серьезный же текст). 
Но руководствоваться совсем другим критерием выбора и сохранения отношений. И главным из этих критериев, как мне кажется, станет понимание. Душевная близость, если более лирично. Два человека вместе потому, что они испытывают голод, который могут утолить только вдвоем - это необходимость быть понятым и принятым. А найти того, кто  соответствует по этому критерию, куда сложнее, чем просто защитника или надежное плечо. И, что самое важное, каждый из этих существ, нашедших друг друга, продолжает расти и развиваться, и часто этот рост не синхронен. А значит, "до гроба"  - уже невозможно. 
Какое уж тут "стерпится-слюбится". Нет смысла латать отношения с человеком, который тебе не близок. 
Более того, внезапно оказывается, что люди одного пола зачастую лучше понимают друг друга, чем разного. 
Да и вообще, кто сказал, что отношения, основанные на понимании, возможны с одним и только одним человеком? 
И вот все устои брака планомерно превращаются в ничто. 
Тем не менее, он по-прежнему держится в общественном сознании как необходимая и единственная форма. Все прочие способы быть вместе (ну, за исключением лайт-версии, именуемой "гражданский брак") все еще вне главенствующей морали (я имею в виду не ваши взгляды, а взгляды вас+вашей бабушки+кассира из вашего супермаркета+профессора астрофизики+..). Моногамия - хорошо, хоть и невозможно, полигамия - повсеместно, но очень плохо и аморально. Свадьба - хорошо, развод - плохо, да, в прочем, уже не так и плохо - скорее "нормально". 
Есть еще дети, их как-то надо растить, как-то вроде бы вместе, но как - совершенно пока не ясно. И все реже кажется естественным приносить свою личность в жертву их "гармоничному" развитию. Об этом вы прочитаете в любом женском журнале от Космо до какой-нибудь "Лизы". 
И вот человечество пробует и ждет. Как обычно, мир уже изменился - а новых правил еще не изобрели.
Интересно посмотреть, какой будет следующая ступень и насколько она будет совершенней или не совершенней предыдущей. Все-таки брак просуществовал не одно тысячелетие и даже сейчас еще не при смерти, а только на этапе "доктор, со мной что-то не так".
Но уже понятно, что лечение вряд ли поможет. Извините, это смертельный случай. Собирайте друзей на прощальную вечеринку, продавайте дом, покупайте машину с откидным верхом и отправляйтесь сбывать мечты, которые накопили за свою долгую жизнь.
Можете даже развестись. 

Такие дела. 

December 2014

M T W T F S S
123 4567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Тэги

Под кат

No cut tags