ironichna_osoba: (Default)
Ноябрь это высохший мужчина за шестьдесят. Он живёт один, в маленькой хрущевке на пятом этаже. Дверь обита коричневым дермантином. И мебель, и ремонт семидесятых годов. Мебели немного. Стены в ванной выкрашены синей краской. Линолеум немного протёрся. В квартире идеальный порядок.
Он носит старый плащ, фетровую шляпу и коричневые ботинки, стоптанные, но идеально начищенные. Он работает дворником.
По образованию он инженер. НИИ в самом начале девяностых закрылось, он остался без работы, и поискав её полгода, перестал. Его жёсткий характер и строгие принципы никогда не помогали ему сходиться с людьми. Но ему не одиноко. И денег ему нужно очень мало - на еду, сигареты и книги. Да и книги он со временем покупать перестал.
Дворником его устроила соседка снизу. Она работала в ЖЭКе. Ей было его жалко. Хороший мужик, не пьёт - и голодает. От пирожков, блинов и котлет, которые она ему приносила, он всегда отказывался. В итоге она уговорила его устроиться на работу. Добрая женщина, но очень уж хотела устроить его судьбу. Когда десять лет назад дочка забрала её в Канаду, его жизнь стала гораздо спокойнее.
Поначалу он с трудом мирился с мыслью, что он дворник. Но со временем работа стала ему нравиться. Никому ничего не должен, рабочий день длится всего несколько утренних часов, а вставал он рано всегда, сколько себя помнил. И целый день - твой собственный. Никаких коллег и сослуживцев, никаких разговоров. Разве только собачники перекинутся с тобой парой слов, или попросят закурить. С кем-то из них он даже поддерживал свою маленькую утреннюю дружбу.
Двор под его руководством стал походить на его лицо - всегда тщательно выбритое, но от ежедневных встреч с недорогой бритвой серое, жесткое и как будто всегда покрытое только-только начавшей пробиваться щетиной, отчего на ощупь (как и на вид) оно напоминало наждак. Голые, выметенные газоны без единого желтого листа, ни одного окурка под окнами, чистота, порядок и запустение.
Когда в декабре этот порядок заваливает снегом, жители дома вздыхают с облегчением, хотя и не могут объяснить, почему.
Тэги:
ironichna_osoba: (Default)
Знаешь, мы все умрем - лет эдак через сто,
Утренним ноябрем город совсем пустой,
Спит, не дыша, едва тронутый янтарем,
Маленькие слова: "знаешь, мы все умрем".

Верить в них или нет - каждый решает сам,
Вишни витой скелет тянется к небесам,
Блеклый туман в лучах огненный на просвет
В каждом решает страх - верить в них, или нет.
Тэги:
ironichna_osoba: (Default)
Мир прост, как монета - достаточно только начать,
Не думать о будущем, звонко рубить с плеча,
Смотреть, как сгорает пожарная каланча -
"Гори уже ясно", -

Хвататься за каждый билет, заходить на борт
Плевав, кто команда и что за конечный порт,
И не сомневаться - какой ты сегодня сорт,
Плывя третьим классом.

Крутить самокрутки из карты, не знать дорог,
Которыми шел, и свалившись без задних ног,
Не видеть ни сна, и не помнить, что одинок,
Но знать, что свободен.

И выйдя промозглым, седым октябрем к реке,
Взглянуть, как рассвет разливается на песке
И сунуть Харону, что курит невдалеке
Горсть скомканных сотен.
Тэги:
ironichna_osoba: (Default)
У океана другой характер - он жестче, горше и тяжелей.
Я забываю нырять под волны и волны тянут меня к земле.
Я столько ехала за покоем и каждый раз становилась злей.
Давай, налей.

И всё же мудрый живёт у моря, поскольку море - ничья страна
Здесь красота ничего не стоит и никому не подчинена
Лицом, ладонями, волосами ты пьёшь и ты не боишься дна.
И пьёшь до дна.
ironichna_osoba: (Default)
послушай произносит вера
и ничего не говорит
я жду и злюсь и вдруг услышал
листву сверчков и поезда
ironichna_osoba: (Мыша)
Мир плетётся по кругу, как будто посажен на цепь
Только время и новости точно сорвались с цепи
Мы стоим у окна, и в глазах моих стелется степь
И летит самолет, и обломки ложатся в степи

Мы идём, говорим, обнимая ладонью ладонь
Лето давит к земле, воздух липкий и просит грозы
Всё как раньше, но с первым раскатом вдали, за окном
Самым краешком мозга ты думаешь - гром или взрыв?

В холодильнике сыр, помидоры, бутылка вина
Я готовлю нам ужин, в наушниках тлеет De-Phazz
Всё как раньше, и только внутри поселилась война
С нами всюду война, как заноза, застрявшая в нас
ironichna_osoba: (Мыша)
я состою из самолетов
автобусов и поездов
и их измятые остовы
не умещаются во мне
ironichna_osoba: (пирожки)
ой папа папа море в складках
смеётся маленькая руфь
бежит и встряхивает море
и расстилает на песке

постойте говорит геннадий
и добавляет за себя
и чуть попозже слово сами
доносится сквозь топот ног

да что вы знаете о детстве
представьте вы картавите
а вас назвали маргарита
борисовна архипова

олег однажды трогал ламу
через решетчатый забор
и говорит что это чувство
он не забудет никогда

а пирожки комочки перьев
случайно вырвавшиеся
через твою грудную клетку
ловить их бесполезный труд
ironichna_osoba: (Мыша)
Город тянется вверх, мы врастаем в себя.
ironichna_osoba: (Мыша)
Сотрясение воздуха - миру положен покой
Никаких новостей - только всплески листвы над рекой
Только шорох колосьев, в которых ты водишь рукой
Тишина не была никогда еще звучной такой

Зной ложится тяжелыми каплями возле виска
Днепр касается серых, горячих, лишаистых скал
На вьетнамках и пятках прилипли крупинки песка
Все слова растерялись, но разве их нужно искать

Солнце делает круг и ложится в далёких холмах
На другом берегу загораются окна в домах
И когда ты с разбега ныряешь в беззвучную воду
Целый мир - это ветер и брызги, прохлада и тьма.
ironichna_osoba: (Мыша)
ну нет сказала александра
и прочь пошла от алтаря
и только гости онемело
глядят на опустевший гроб

постойте говорит геннадий
и добавляет за себя
и чуть попозже слово сами
доносится сквозь топот ног

там на причале снова лето
студеным тянет от реки
сквозь караоке слышен поезд
а я за тридевять земель

у нас введут свободу слова
но правда только одного
в роскомнадзоре сообщают
что этим словом будет ку

пока олег читает книги
слова накапливаются
потом немного перебродят
и сгенерируются в текст

мне потолок не интересен
а то что я в него смотрю
а не на вас так это просто
для самосохранения
ironichna_osoba: (Мыша)
подстрочный перевод с несуществующего языка

Я была человеком, который бежит сквозь тёмные коридоры в плохом сне.
Я была человеком, который бежит, потому что слишком устал чтобы останавливаться и думать.
Я была человеком, который лежит на отмели после шторма
И не может разжать пальцы, вцепившиеся в песок, и слушает, как дрожит каждая мышца
И тихие волны. И редких чаек. Человеком, которому тепло от солнца, уткнувшегося в голую спину.
Я была затем человеком, свернувшимся в комок под одеялом в комнате, которую давным-давно пора бы убрать.
И чемоданом, потерявшимся в аэропорту (и теперь его перекладывают с рейса на рейс тысячей неверных маршрутов).
Я вышла однажды утром из дому в глухую беспросветную сирень, и с той поры
Не могу быть никем
Кроме облака
Я смотрю вниз на своё тело, руки, ноги
И вижу белый неплотный пар.
Я не знаю кто я,
Знают только лежащие в траве дети,
Которые смотрят вверх
И спорят: зайчик я, или остров, или дракон.
ironichna_osoba: (аццкая сотона)
вы догадаетесь что это
ненастоящие бобры
когда они икры попросят
и крым

джамиль работает на стройке
уже четвертый год подряд
конечно долгий но надежный
теракт

вы что же зинаида львовна
считаете олег ваш друг
возьмите лучше калькулятор
а вдруг

чтоб как то оживить мне ленту
олег женился на еже
и постит фоточки об этом
в жэжэ

что происходит в этом мире
не понимает даже бог
отвлёкся раз и больше въехать
не смог

дрова лежащие без дела
в повисшей в зале тишине
людей приковывают взгляды
ко мне

взял у хирурга сигарету
неспешно вышел на крыльцо
и снял не нужное мне больше
кольцо
ironichna_osoba: (Мыша)
Так грустно, беспокойно и легко.
Твои слова - парное молоко
(Звучит красиво - привкус на любителя),
Молчат многоэтажные дома,
В закрытых окнах загустела тьма
Не хватит кирпичей, чтобы разбить её.
И будет день - еще один из дней,
Чтоб стать сильней, осознанней, умней,
А эта грусть - давай, куда-то день её.
Достроен дом, наточены ножи,
И новый круг, который ты бежишь -
Двадцать шестой по счету.
День рождения.
Тэги:
ironichna_osoba: (Мыша)
стереть из мозга тексты песен
и нескольких неважных книг
и гулким опустевшим мозгом
пойти запоминать весну
ironichna_osoba: (Мыша)
я удалю себя с фейсбука
я брошу в реку телефон
и навсегда уедем к маме
полупустой рюкзак и я
ironichna_osoba: (Мыша)
Весна в этом году - острая. Такая острая, что выходя из дому, о воздух можно рассечь скулу или пальцы. Он прозрачный и тонкий, и девятиэтажки, вычерченные солнцем до последней щербинки в бетоне, последней сырой полосы - девятиэтажки, всегда бывшие только фоном для дороги к метро - вдруг обретают в нём вес, объем, форму, они перестают сливаться в один многооконный подслеповатый картон, каждая стоит трёхмерной глыбой, надвигается из пространства, наклеенная на ярко-зеленую траву и ярко-чёрную землю, как на макете или коллаже. Весь мир до самого метро заполнен этими отяжелевшими шершавыми девятиэтажками, и сверху, вокруг, внутри - воздух. Деревья совершенно особенные, чёткие, угольные, чертят на стенах, дорожках, проезжающих автобусах свои тени. И ты идёшь, и ты смотришь на это всё, и ты самый несчастный человек на свете, потому что совершенно не умеешь рисовать, и точно получится совсем по-другому, а фотография такого не удержит. И приходится писать, чтобы сохранить всё это в себе ещё хоть на чуть-чуть. И я пишу: "Весна в этом году - острая. И хочется запустить её настолько, чтобы она стала хронической."
ironichna_osoba: (Мыша)
прости на данко ты не тянешь
ты шепеляв и мелковат
и приволакиваешь ногу
и сердце вырвал не себе
ironichna_osoba: (Мыша)
она ушла в балет из порно
но исполняя гранд плие
всё время по привычке шепчет
оу йее

December 2014

M T W T F S S
123 4567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Тэги

Под кат

No cut tags