ironichna_osoba: (плечо)
В сотне жизней от этой
За десять дней до рассвета
Глядя в глаза друг другу
Слушали въюгу.
Вился дым над углями.
Ветер гулял полями
Белоснежными.
Помнишь, какими нежными
Могут быть мысли,
Как слова (еще до слов) заменяют смыслы,
Как легко ладони становятся нашими гласными,
И каким ясным
Бывает молчание.
Никаким обещанием
Не скрепленные,
Не зная слова "влюбленные",
В бесконечном, полночном, белом
Были целым.


ironichna_osoba: (цветы)
ты улыбнулся это сказка
сказал невнятно и затих
а мне хотелось долго долго
смотреть в любимое лицо
ironichna_osoba: (Трамвай)
Есть кое-что особенное в зиме. Зима - идеальная оправа для обиды. Для побега в отчаянии. Когда хлопаешь дверью или тихо выходишь, стараясь отвернуть лицо так, чтоб слез было не видно. Хватаешься в коридоре за пальто, не глядя наматываешь шарф непослушными пальцами, не застегиваясь, выходишь из подъезда стремительными нервными шагами.

Осень слишком соплива, в ней нет резкости. Влажный теплый воздух, слишком красивые декорации, фонари в абажурах из желтых листьев и тонких черных ветвей. Нет, слишком мягко. Идешь, пинаешь кучи сырых оранжевых листьев, через две минуты в сердце становится тише, мысли уносит непредсказуемыми тропами в абстрактное никуда, и вот ты уже стоишь на причале, дурацкая живая музыка из соседнего ресторана по случаю осени стихла, вода смолянистая колышет дорожки от фонарей на том берегу, мост светится, пахнет сыростью и жжеными листьями... какое тут отчаяние? Все не то: вот уже всхлипывания затихают - точь-в-точь как у четырехлетнего ребенка, который вдруг видит что-то новое и интересное, и вот-вот  забудет, что плакал.. 
Нет-нет, осень - декорация для неудержавшихся на языке просьб, для случайных поцелуев в волосы.. для зажатого в руках стакана с карамельным лате, такого белого, с крышкой и рифленой картонной оберткой, чтоб не обжигать пальцы. А пальцы - в митинках, и волосы ветер все время бросает в лицо. В осень нужно выбегать не одной - это оправа для побега двоих. Такого же стремительного и преступного - но вдвоем.

Лето тоже не подойдет. Во-первых, выбегать в домну нынешнего лета - это самоубийство: лучше уже замерзнуть. Холод обостряет эмоции - жара тупит, убивает, смешивает краски и ощущения в липкое месиво. А если ночь - то долгожданная свежесть так захватывает дух, что думать, истерзаная жарой, уже ни о чем не можешь, только ловишь губами остывший воздух, ловишь, ловишь - и улыбаешься. И плевать на все - идти на пляж, заходить в прохладную воду, ежиться от холода на ветру - о, долгожданный холод, ты казался выдумкой и детским полустертым воспоминанием, про которое не помнишь - правда ли это было, или просто запомнился сон...
Летняя ночь - не для одиночества и даже не для двоих - а для посиделок на крыше, не важно - с гитарой или с интересной беседой, или с алкоголем, или с безалкоголем - совершенно все равно. Но уж точно не для одиночества. Не подходит, совершенно. 

Ну и что говорить о весне.. весна пахнет по-особенному. Вот ей подходит одиночество, что бы там не говорили про любовь. Ей подходит стремительный бег по городу, чтобы смывались краски, и только дышать, дышать пьянящим долгожданным теплом, первыми листьями, шумом оживленных улиц. Смотреть на влюбленные пары, смеяться себе под нос, счастливо, разгонять ритмы в плеере, непременно по Киеву, по Костеольной или Михайловской - на Владимирскую горку, а оттуда - по Десятинной - на парковую аллею - и может быть, по Гончара - вниз, к площади Победы, чудесной сетью улиц в районе Ярославова вала или Рейтерской - а может быть, назад, по Андреевскому спуску, за Сагайдачного и вниз, на набережную, уже в сумерках, к пешеходному мосту... и чтоб "Прогулка" Земфиры и запах машин и оттепели. Да... 

А для отчаяния есть именно зима. Такая бесснежная и морозная. Оголенная до нервов. Серая и студеная. В распахнутом пальто ты выбегаешь в черноту. Горло тут же схватывает сухим ледяным воздухом, и сглатывать слезы становится мучительно. Они застывают на щеках. Застывшие пальцы не хотят застегивать кнопки на пальто. Холодно. Очень холодно - и внутри тоже. Меряешь шагами километры уличной плитки, и шаги пружинисты, каждая мышцы сжалась от холода, ты вся - как пружина, до предела. Руки в карманах - в кулаки, да так, что на ладонях лунки ногтей. Зубы стиснуты, глаза сужены, все, что было водой - стало льдом. Прохожие - максимально-серые, самые безликие за все времена года. И идти в общем-то некуда, и незачем - но ты долго, до окаменения пальцев в ботинках, нарезаешь бессмысленные круги - тебе плевать на то, что по сторонам, никакой красоты там нет - только серая обнаженная убогость, ничем не украшенная - как квартира, в которой содрали со стен обои, вынесли мебель и только строительный мусор разбросан по полу. Чтобы ничего не смягчало, не отвлекало, для полной остроты. Обида потому и хороша, что они идеально дополняют друг друга - отчаяние - чувство, которое использует потенциал зимних декораций на полную. Они обостряют друг друга, возводят в абсолют.

Впрочем... впрочем, есть еще запах корицы (нет, мне хочется говорить коррица), есть глиняная чашка с горячим глинтвейном, предновогодние ярмарки елочных украшений, непослушная пряжа, послушная пряжа, красные от мороза щеки, губы, которые нельзя целовать - обветрятся... мерцание шаров на елке, когда выключишь свет и засыпаешь под огоньки гирлянды.  Это тоже оправа, мандариново-кашемировая оправа ледяного, даже бесснежного холода.
Чувствуйте ее, даже если новогоднее настроение давно оставило вас, как и меня, и смена дат никак не хочет увязываться с ощущением чуда.
Чувствуйте ее, как я - улыбчиво, не смотря на оледеневший кончик носа.
А если все-таки нужно отчаяние - помните, оно уместно всего три месяца в году, и то не каждый день - ведь каждый день - это уже попахивает антидепрессантами, а мы тут все нормальные люди (ироническая улыбка детектед). И уже на семь дней меньше, чем было).

Люблю вас.
ironichna_osoba: (Default)
Немного чуда в ответ на мой пирог

закрыл глаза тебя увидел
открыл увидел монитор
вебинтерфейс входящей почты
ноль непрочтенных писем в нем

закрыл глаза тебя увидел
открыл глаза и никого
жена собака кот компьютер
но эти кагбэ и не в щот

и на конец Аллаверды:

закрыл глаза и все увидел
широких лядвей контура
и полных персей очертанья
открыл и вижу паранджу

и киберпанк:

упал вайфай и я увидел
как с дерева слетает лист
как белка тащит в лапках жолудь
но тут врубили интернет
ironichna_osoba: (Default)
Хорошо в этом городе. Вечерами прохладный ветер похож на воду. Даже пахнет водой, и пьется большими глотками. А вода, когда заходишь в нее, темную, медленно, но не останавливаясь - ни на что не похожа. И уж точно не похожа на воду - какая-то холодная, густая, она обступает тебя со всех сторон и держит - и это самый приятный плен, из которого коже не захочется уходить.
Вчера утром было сонное метро, суетливое и нервное, туда - обратно. Потом - кухня, на стол высыпаны все деревянные бусы и браслеты, что хранились до поры до времени в ящике. Часть распущена до основания, некоторые - понемногу. Я собираю новые бусы, выкладывая по одной орнамент, выбирая бусины покрупнее. Это успокаивает. Это интересно. 
Снова метро, долгие пешие переходы - с Хрещатика через Львовскую площадь в парк КПИ и потом на Шулявку. Оттуда домой, с поллитровым стаканом малины в руке. Пришло уже понемногу любимое мое время - когда старушки у подземных переходов продают малину, землянику и васильки. Пора ехать в Пирогово и лежать на траве, думаю я. Еще думаю - на Трипільське Коло хочется, а на выпускной совсем нет. С этими мыслями засыпаю, просыпаюсь уже подъезжая к Левобережной, даю себе зарок сразу пойти и поплавать - благо, пляж от дома в пятнадцати минутах ходьбы, плохенький, но сейчас всё равно.
На пляже еще остались люди, хоть и восемь вечера. Солнце низко, просвечивает сквозь облака. Вода уже совсем черная. Тихо, по мосту напротив бегают поезда метро. Я медленно захожу в воду, "а вода холодна и дна не видно..."(с). И становится так хорошо. 
ironichna_osoba: (Default)
 Вчера мама промахнулась мимо пользователя, и написала от моего имени пост про Москву и метро.
А я удалила его. И не буду писать. 
Не хочу. 

Столько слов ненужных, столько слов. Писать нужно о неважном и несерьезном, серьезное и важное - обходить молчанием (сказал бы, наверное, Уайльд). Ведь молчание - золото, да и память обычно почитают не словами ("а теперь - в знак траура - минута трепа на тему трагедии"), а тишиной. 

Найдется тысяча тысяч людей, которые уже оставили или еще оставят свои комментарии об этом событии.
А мне бы писать о чудовищно-долгом поезде, бессонной ночи, с усталыми глазами, уставленными в темное окно, о полной луне, бегущей то слева, то справа, о музыке в наушниках и о фиолетово-рыжем тумане в рассветном Киеве. Но и это лишнее, и ничего не передаст. Отвратительная была ночь. 

под стук колес - обычно )
ironichna_osoba: (Default)
И опять мне снится одно и то же:
За моим окном мерно дышит море. 
И дрожит весь дом от его ударов,
На моем окне остаются брызги,
И стена воды переходит в небо,
И вода холодна, и дна не видно.
И корабль уже здесь, и звучит команда,
И ко мне в окно опускают сходни,
И опять я кричу: "Погодите, постойте!"
Я еще не готов, дайте день на сборы,
Дайте только день, без звонков телефона,
Без дождя за окном, без вчерашних истин,
Дайте только день!» Но нет, не слышат...
Отдают концы, убирают сходни,
И скрипит штурвал, и звучит команда,
(На моем окне остаются брызги)
И на миг паруса закрывают небо,
И вода бурлит, и корабль отходит...
Я стою у окна и глотаю слезы,
Потому что больше его не будет...
Остается слякоть московских улиц,
Как на дне реки, фонарей осколки.
А еще прохожих чужие лица.
И остывший чай. И осенний вечер.
(с) Макаревич.
ironichna_osoba: (плечо)
 Я обожаю эту песню. С детства. Мой отец до сих пор иногда слушает Несчастный случай, и они для меня родны по духу - у них очень похожая ирония, улыбка и грусть. 
Но эта песня... Это просто...  У меня нет для нее слов. слушать и смотреть )
ironichna_osoba: (аццкая сотона)
Последние месяца полтора, а может, и больше, меня сначало точечно, вспышками, а теперь все чаще и дольше посещает ощущение, чем- то похожее на дежа-вю. Как будто я вот-вот пойму что-то, вот уже совсем близко, буквально через секунду раздастся "Эврика" или банальное "А-а!" и куски пазла соединятся. Потом ощущение исчезает так же резко, как пришло. При этом уловить, что я должна понять или каковы хотя бы куски этой головоломки не получается. И если раньше эти вспышки повторялись где-то раз-два в неделю, и я быстро про них забывала, то теперь ритм участился. Ко всему добавилось еще и давно забытое ощущение собственного идиотизма. Давно я уже не чувствовала себя идиотом, а теперь вот частенько. Постепенно эти два чувства - непонимания и идиотизма - занимают штурмом окраины моего мозга, подбираясь к центру. Жизнь вокруг кажется затихшей перед прорывом, чувство тревоги, ожидания, неизвестности - усиливаются.

Да, это гасится. Достаточно просто. Погружением в быт, разноображиванием жизни физическим трудом, попытками бегства, "реальными" проблемами. Но гасить как-то не хочется. Вот еще аналогия, чтоб хоть как-то объяснить это чувство - ты идешь в кабинет к нелюбимому врачу, например, стоматологу. Каждый шаг дается тебе с определенным трудом, и вроде бы никто тебя не держит - можно встать с неудобной лавки в коридоре, где ты ждешь своей очереди, прислушиваясь к жужжанию бормашинки, и убежать. И некому будет тебя остановить или осудить - твое личное дело. Но сам-то ты прекрасно понимаешь, что лучше раньше чем позже, и потом все равно придется, и так далее. Да-да, тут еще и страх.

Господи, ну когда уже это просветление, а?
Может, пора уже сбросить меня с балкона третьего этажа или хоть дать по затылку битой? Ну никак не рождается понимание, никак.

P.s. Нет, это невыносимо. Любая, только высказанная мысль вызывает однозначную собственную реакцию "ты несешь полный бред". Вот и сейчас. Молчать, молчать, молчать.. все равно не выход.
ironichna_osoba: (Default)
При словах "зима в Киеве" у меня перед глазами всегда возникает одна и та же картинка:

Второй трим первого курса.
Шесть часов вечера, но уже темно, и холодно - мороз пробирает до костей.
После шестой пары, после сорока минут в автобусе, набитом недовольными людьми в мокрых от снега куртках, после тесных рядов зимнего базара, на котором при свете редких электрических лампочек продают мерзлую картошку и яблоки, я иду домой.
Я бреду по мостику над каналом, промерзшим до дна, ледяной ветер продувает насквозь, и руки с тяжелыми пакетами болят - хотя вот-вот собираются уже занеметь.
Хочется в тепло, под одеяло, а лучше - под горячий душ. Немедленно. Иначе - только сесть прямо тут, посреди дороги, и плакать от обиды - потому что нет сил уже бороться с собой и заставлять себя идти дальше. Но нужно пройти еще двести метров, сквозь темноту, мороз и секущий по щекам снег, еще буквально два дома - но до чего же длинных дома... Еще немного - и дверь в подъезд, и я заледеневшими (ну где же опять остались перчатки?) пальцами буду пытаться набрать код, а там - светло и тепло, и ветра нет, и консьержка, и кошка Марта, и лифт - и - дом...
И вот я иду. Темно, ужасно холодно, и до чая и одеяла - еще двести метров...
И - самое странное, во что сейчас уже почти не верится - я совершенно счастлива.
ironichna_osoba: (Default)
На улицах светало. Странный свет. Вечером сумерки не бывают такими сюрреалистичными. Наверное, из-за того, что вечером не гасят фонари.
Но свет - серый, мелькают молнии, будущая гроза набирает понемногу силы, но пока только листья дрожат - дождь начнется не скоро.
Я иду по знакомым с рождения дворам. Я сегодня провела интересную ночь - там было немного алкоголя, споры о Сталине - правда ли, что он был гением? и о том, есть ли смысл в войне, движении футбольных хулиганов и скинов... Было все, почти как у Блока - и ночь, и улица, и  фонарь, и аптека - где даже кулаком по стеклу было не добудиться продавщицу - а ведь моей дорогой Аринке был необходим активированный уголь, это мифическое средство от собственной неспособности контролировать количество спирта в крови...
А потом Арина оказалась дома, а я... я брела по этим странно-серым улицам, под светлеющим небом, домой - я же обещала ночевать дома....
Мой путь - по знакомому маршруту - ул. Сталеваров - дворы - ул. Панфиловцев - пятый роддом... там, кстати, и я родилась апрельской холодной ночью, в двадцать минут первого... и я иду мимо роддома, и в ушах - пинк флойд... и я останавливаюсь. Снимаю наушники. И слышу...
Из ярко освещенного окна рвется спокойный голос: "Давай, схватки почти уже начались, сейчас мы с тобой должны немного поработать..." и утробный рев, даже не крик, а какое-то отчаянное рычание, тише, чем я себе это представляла...
Я стояла там минут пять. Потом очнулась. Побежала дальше. Снова пинк флойд, снова серо-синее небо.
Моя школа. Тусклый фонарь над дверью. "Это планета, где меня родили:)" вспоминается незабываемая Кин-дза-дза... Воздух купим потом, дорогие мои... спонсоров достаточно... и "маму" по галактике петь не придется...
Потом - поворот во двор. Мой детский сад. Руины моего детского сада... Перекопанные комья земли напоминают о братских могилах. Ноги в сандалях проваливаются в них, грязь застряет на подошвах... Родная земля... Разбитый на осколки павильон, остатки плиточной мозаики - когда-то там была... кто? Жар-птица? Золотая Рыбка? Кажется, конек-горбунок... да, золотая рыбка была дальше, а в последнем, четвертом павильоне была красная шапочка... глаза ей выжгли сигаретами школьники...
А теперь там - осколки и заросли жасмина...
Прохожу через перекопанный вал, лают собаки...
Детская спортивная площадка - оборванные кольца, треснутый асфальт, столы для настольного тенниса, вместо сетки - классика - ряд кирпичей...
Двор...
Желтого заборчика, упав с которого я получила свое памятное сотрясение мозга и шов на затылке, и мигрени с бессонницей в придачу, и память о враче, что шил мне голову и пел "крылатые качели"... уже нет этого забора...
Прохожу двор. На пороге подъезда сталкиваюсь с соседями. Пенсионеры. Едут на дачу. Пять часов утра...
А небо светлеет... разбуваюсь на лестничной площадке. пол в подъезде бетонный, холодный... Один поворот ключа туда... один поворот - за собой - обратно... в комнату... кондиционер... контакт... жж....
Постелить постель... спать...спать... спать...
Родной город, где люди идут на работу, и рождается новый человек, и лежит в руинах детский сад...
Новое утро. Доброе утро.
ironichna_osoba: (Default)
Он уходит и бродит в других городах
Ты чувствуешь ветер в его волосах
Ночной ветер
И пустынные улицы. Он бредет из кафе
Он вернется домой. Уснет
А ты - одна. И город другой.
Неродной город, который без него стал совсем чужим
Колючий, заглядывает в окна
Хотя ветер и тот же - ночной, весенний
Но только ты - одна
Это клеймо не дает тебе спать
Заставляет ночами скакать по ссылкам
Листая пустые страницы сайтов
Утыкаясь взглядом в экран
Ты чувствуешь, что не хватает чего-то
Чего-то важного, нужного, чтобы дышать
И думаешь - это он.
А ведь ты никогда не боялась одиночества
Раньше.
Даже мечтала о нем.
А теперь - не можешь спать.
А может - просто простыла, расклеилась
И просто - похолодало и начался дождь
Да еще мелодраммы мешают держаться
А он вернется через 28 дней, через 670 часов
И может быть, все наладится
А обстоятельства снова играют против
И ты проигрываешь им - в шахматы, карты...
Спуталось все. Потеряны смыслы.
А он - докурит последнюю сигарету
Выбросит смятую пачку кента в урну
Пройдет квартал под старыми вязами вверх
Через переход, во двор - первый подъезд
И код на двери - не глядя, пальцами
Кошка метнется на кухню, прятаться
Он бросит вещи на стул, попытается медитировать
Долго будет ворочаться под одеялом
И, наконец, уснет.
У него - свои пробемы - диплом, работа,
И спит он сном праведника - вымотавшись за день
Он не чувствует себя разорванным надвое
Но его нельзя за это винить - наверное, мужчины крепче
Им проще самим.
Только ты без него не можешь спать.
И весенний город не спасает
ironichna_osoba: (Default)
Весна опять пришла, и лучики тепла доверчиво глядят в мое окно...:)

Сегодня меня весь день преследуют дурацкие мысли.

Я ехала в маршрутке, моросил дождь, и иногда водитель включал дворники. Там, куда они не доставали, собирались крупные капли, и скатывались вниз по стеклу. И вот я сидела, смотрела на них и думала:
Большинство висит себе наверху на стекле. Самые решительные скатываются вниз. Некоторые достигают цели, других сметает дворниками, и они исчезают. Самые большие капли оставляют след, по которому потом стекают другие. Прежде чем скатиться вниз, одна капля проходит через другие, некоторые впитывая в себя.

Ничего не напоминает?

Просто-таки: "Жизнь похожа на чашку кофе. Почему? Не знаю, я же не философ..."

December 2014

M T W T F S S
123 4567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Тэги

Под кат

No cut tags